Форум ИГШ

Старое место
Текущее время: 18 ноя 2018 00:59

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Коты Шрёдингера
СообщениеДобавлено: 23 окт 2014 05:20 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2010 09:30
Сообщения: 325
Откуда: СПб, Россия
КОТЫ ШРЁДИНГЕРА

Директор ЦЕРНа был доволен, разглядывая себя в зеркало. Высокий лоб, волосы «соль с перцем», умные глаза. Светлый твидовый пиджак от «Армани» в крупную клетку, тёмные мягкие джинсы от «Хьго Босс» и галстук-бабочка, которая была на Нильсе Боре, когда тот читал свою Нобелевскую лекцию. Бабочку он недавно приобрёл на аукционе «Сотбис». Настоящий учёный!
Кончено, учёным он давно уже не был. Более двадцати лет на ниве научного администрирования даром не даются. Но всё-таки он считал, что может вернуться к электронно-вычислительной машине и к экспериментальной установке в любой момент, стоит только закончить очередную, совершенно необходимую административную работу. Только вот такой работы с годами меньше не становилось.
Но всё-таки сегодня для него был нерядовой день. Ему вновь, как и многие годы назад, предстоит встать к экспериментальной установке. Пусть опыт, который он покажет, является совершенно простым, такие студенты-старшекурсники десятками проделывают в лабораториях многих университетов, пусть экспериментальную установку собирал не он сам, но он писал сценарий сегодняшнего научного шоу. И уже чувствовал покалывания в кончиках пальцев, как будто электрический ток проходил через него. Ему предстояло сегодня представить в эфире то, что называется «публичный опыт». Когда-то учёные демонстрировали собственные открытия, чтобы поднять общественный интерес к науке, поделиться своими знаниями. Ему же предстояло повторить чужой эксперимент, чтобы добиться финансирования.
Он в очередной раз поправил «бабочку», полюбовался на себя в зеркало. Всё-таки он выглядел как настоящий учёный!
Из этого состояния приятного любования его вывела секретарша, миниатюрная шатенка-француженка с причёской-каре. Она совершенно не разбиралась в физике, но связи с общественностью были её стихией, и директор ценил её за это.
– Господин директор, несколько важных новостей...
Директор поморщился. Он не любил изменений планов, сваливающихся в последнюю минуту. Как и всякий чиновник, он привык мыслить категориями регламентов, протоколов, тайм-лайнов и утверждённых схем. Неожиданностям в его картине мира не было места, они пугали его.
– Первое, вместо заместителя, приедет сама Президент Евросоюза, дальнейший график не меняется, сразу после демонстрации – кофе-брейк, 15 минут, потом переговоры, 45 минут. Потом протокольная съёмка – 5 минут. Потом вам необходимо будет проводить Президента на аэродром.
У директора отлегло от сердца. Эта новость была хорошей. Всё-таки не каждый день Европрезидент бывает в ЦЕРНе. Это вселяло надежду на то, что во вновь верстаемом общеевропейском бюджете удастся увеличить ассигнования на научные исследования. Придётся, конечно, потратить время на дорогу в аэропорт... Почему бы и нет? В конечном итоге, это протокол. Одно первое лицо провожает другое первое лицо... Это нормально, это хорошо! Чёрт возьми, возможно даже, что госпожа Президент захочет переговорить с ним с глазу на глаз! И визит Президента в ЦЕРН, уж точно, попадёт в топ новостей... Это была замечательная новость!
– Второе, вместо Диего трансляцию будет вести Марита Ковальски...
– Так она же дура! Она же совершенно не разбирается в физике! – не сдержался директор.
Диего Педро Альвареш был ведущим научных новостей «Евроньюз», автором нескольких документальных фильмов. Он также вёл программы на БиБиСи и телевидении Португалии, у него был собственный научный блог. Высокий узколицый брюнет с внешностью голливудского ковбоя, он обладал острым и тонким умом научного журналиста. Директор часто выступал в его передачах, пару раз давал интервью и был уверен, что неожиданностей от него ждать не придётся. А теперь в последнюю минуту появляется эта Ковальски... Конечно, надо отдать должное, она ведущая вечернего политического ток-шоу «Дойче Велле», великолепная блондинка, конечно, не «Мисс Вселенная», но... Но про неё он всё уже сказал.
– Господин директор, телевизионщики говорят, что у Ковальски в этом месяце рейтинг выше, чем у Альвареша на 28 пунктов. Ну, и вы же помните, кто является основным донором бюджета Евросоюза...
С этим тоже надо было считаться, и хотя эта новость директору крепко не нравилась, он тем не менее готов был признать, что это имеет смысл. В конце концов, ведущему нужно будет прочитать несколько слов по суфлёру. Основная работа будет у него.
– Что-нибудь ещё?
– Да... Но... Не знаю, стоит ли об этом говорить, но один из «объектов» исчез.
– То есть как это исчез? И вы говорите мне это за полчаса до опыта? И вы говорите, что об этом не стоило говорить? Какой из «объектов»?
Спина стразу вспотела, на лбу выступила испарина, руки задрожали.
– Не волнуйтесь так, господин директор. Наши лаборанты уже поймали другой «объект». Он даже примерно того же цвета...
У Директора слегка отлегло от сердца.
– А он, это, здоровый? Ему сделаны прививки? Может у него это,.. столбняк... или бешенство... или что-то ещё?..
– Господин директор! – Секретарь обиженно поджала губки – она не любила трусоватых мужчин. – Господин директор, по виду «объект» здоров, о прививках неизвестно, «объект» не чипованный. В конце концов, вам предстоит взять его в руки всего один или два раза! На всякий случай там на столе для вас положили лабораторные перчатки.
На какой-то миг директору захотелось отказаться от опыта, но он понимал, что это будет не просто фиаско, будет полный провал. Не будет никаких дополнительных ассигнований, вообще никаких ассигнований не будет. Не будет и нового назначения на пост директора ЦЕРНа, не говоря уже о том, что места заместителя Европрезидента по науке ему будет не видать как своих ушей. Поэтому он взял себя в руки:
– Это всё?
– Да. Вас ждут гримёры.
Голос секретаря был сух как песок в пустыне.
«Девочка начала демонстрировать характер... Впрочем, эту проблему я решу позже. Она хороша, но свет на ней не сошёлся... В конце концов, смазливых барышень в мире предостаточно»

Стационарная камера крупным планом показывала лабораторный стол. Две камеры с дистанционным управлением крутились в кардановых подвесах под потолком. Они держали под своим прицелом весь зал. Ещё две пары 3D-камер были нацелены одна на пустующее пока место, отведённое Европрезиденту, вторая – на невысокую лекторскую кафедру слева от лабораторного стола. Их операторы проверяли аппаратуру, чуть слышно переговариваясь через едва заметные микрофоны гарнитур.
В конференц-зале ЦЕРНа яблоку негде было упасть. Здесь были и учёные Центра, студенты, журналисты, представители общественности. Можно было даже увидеть нескольких нобелевских лауреатов и представителей Нобелевского комитета. Трудно сказать, что заставило их откликнуться на приглашение: то ли желание появиться перед камерой в одном кадре с первыми лицами Евросоюза, толи искреннее желание помочь науке создать новый общественно-привлекательный имидж.
Почётные места в первых рядах партера оставались пока пусты.

Халат отливал просто-таки альпийской белизной и был накрахмален так, что едва слышно поскрипывал при ходьбе. Директор прошёлся ещё раз вдоль лабораторного стола, поправил микрофон, встал за кафедру...
Звукорежиссёр включил проигрыш первых таков из «We Are the Champions», бунзеновские горелки, стоящие на фронтальном крае стола, в такт музыке выбросили в воздух струи пламени.
– Дамы и господа, дорогие друзья, уважаемые коллеги! С вами Марита Ковальски в новом ток-шоу «Наука от первого лица»! Я рада приветствовать всех, собравшихся в этом зале и перед телевизионными экранами. Отдельно мне хотелось бы поблагодарить руководство Евросоюза и госпожу Президента, которая удостоила всех нас чести своим появлением в этих стенах. Этой передачей мы начинаем цикл публичных лекций и опытов, посвящённых наиболее значительным достижениям современной науки в различных отраслях знания... Не секрет, что интерес к научному знанию в современном мире угасает. Поэтому правительство Евросоюза, руководство Европейского Центра ядерных исследований, ведущие европейские телеканалы приняли на самом высоком уровне решение о создании специального научного шоу, которое переломит тенденцию, вновь возродит в нашем обществе интерес к знаниям, покажет, что современная наука это не занятие академических сухарей и чудаковатых или сумасшедших профессоров, которых изображают в фантастических фильмах, а увлекательное занятие, от которого наши зрители смогут получить удовольствие. Итак, слово предоставляется генеральному директору Европейского Центра ядерных исследований!
Директор жестом дирежёра взмахнул рукой, в пальцах у него появилась лазерная указка. Фонограмма проиграла несколько тактов из «Show Must Go On».
– Первый слайд, пожалуйста!
Вспомнилось казалось бы давно забытое ощущение удовольствия от хорошей лекции, когда тщательно продуманный план раскручивается клубком Ариадны точных логических построений. Когда аудитория слушает, заворожённая, и у студентов появляется проблеск понимания.
Конечно, здесь сидели не студенты.
– Следующий слайд!
– Чтобы продемонстрировать принципиальную возможность макроскопического проявления квантового характера явлений Эрвин Шрёдингер предложил простой мысленный эксперимент. Представим себе, что у нас есть непрозрачный ящик, в котором находится кот, квантовая система и небольшая ампула с ядовитым газом. В зависимости от состояния квантовой системы специальный механизм может разбить ампулу и умертвить кота...
От взгляда директора не скрылось то, что Госпожа Президент на мгновение поморщилась. Известно было, что её заместитель по науке – заядлый собачник, а вот собственные предпочтения Президента остались неизвестными и, возможно, здесь они не угадали. Но делать всё равно было нечего. В конце-концов, кот Шрёдингера – это классика. И нужно было продолжать:
–...Кот, безусловно, является макрообъектом. Но также, как не произведя наблюдения, мы не сможем сказать в каком состоянии находится квантовая система, не открыв коробку мы не сможем выяснить жив кот или нет... Пока коробка закрыта, кот в некотором смысле жив и мёртв одновременно, или если угодно, ни жив ни мертв.
Шутка, что и говори, получилась вымученной. Госпожа Президент определённо хмурилась.
– Мы несколько модифицировали этот опыт. Вот здесь у нас специальный одновантовый лазер. Он способен излучать одиночные фотоны. У фотона есть особое квантовое число, называемое поляризацией. Проще всего её представить как винт с правой или левой резьбой. Исходный фотон неполяризован, а вот этот прибор – директор указал на сложную конструкцию из зеркал на оптической раме – так называемый интерферометр Физо. Основная его задача – из нашего исходного кванта света создать пару «запутанных» или «сцепленных» фотонов, видите, даже терминология не успела устояться! Один из этих фотонов «правый», а другой «левый». Но мы не можем пока сказать, который из них какой. Мы знаем только, что их суммарная поляризация равна нулю. Эти два фотона проходят по оптическим волноводам и попадают в поляризационные фильтры. Если ориентация фотона совпадает с ориентацией фильтра, то фотон будет пропущен. Фильтры расположены вот тут...
Директор подошёл к столу вплотную, надел перчатки и стремительным движением фокусника поднял одну из двух чёрных картонных коробок. По залу прошёлся тихий гомон. В стеклянном колоколе сидела и вылизывалась аккуратная рыжая короткошёрстая кошечка. Директор отсоединил защёлки, теперь уже с натугой отставил в сторону колокол, и взял кошку на руки. Она тут же доверчиво свернулась и замурлыкала.
– Как видите, здесь создана замкнутая система жизнеобеспечения, и «объект» жив. По традиции, мы называем её Элис. И если фотон не пройдёт через фильтр, Элис останется жива... Если же нет, в газовую смесь будет добавлено небольшое количество отравляющего вещества, не причиняющего страдания. Следующий слайд, пожалуйста.
На экране появился скан документа со множеством подписей и голографической печатью. Элис по-прежнему мурлыкала.
– Это специальное разрешение Коллегии по правам животных Европейского суда. Оно разрешает нам произвести опыт с высокой вероятностью летальности.
Директор аккуратно посадил кошку под колокол, защёлкнул его, и в этот момент зал ахнул. Оглянувшись на экран, директор почти было выругался, но вспомнив о микрофоне, вынужден был проглотить вздох. В груди засаднило. Лоб покрылся холодным потом. Он бросил взгляд на камеры: две из них уже отворачивались от экрана, но несколько секунд тот был в кадре.
Вместо привычного слайда презентации на чёрном фоне алели буквы, стилизованные под потёки крови: «Учёные – убийцы! Остановите преступление! Нет ЦИКЛОНУ В!».
Госпожа Президент морщилась.
– Извините, господа, сбой в презентации. Восстановите слайд! Да, животное может погибнуть! И мы все смертны. Но опыты потому и ставятся над животными, чтобы затем уменьшить риск человеку! Потому что человек – это мера всех вещей, а его жизнь и безопасность – наивысшая ценность!
В зале вроде бы послышалось сдержанное одобрение. В конце концов, ведь не столь важно, что он оказался в неприятной ситуации, важно, как он из неё вышел. Кадры с подменным слайдом телевизионщики вырежут, а всех компьютерщиков, которые готовили демонстрацию, он уволит. Сегодня же. Однако, в названии «Циклон В» было что-то знакомое. Надо будет посмотреть в вики.
Директор поправил «бабочку» и, по возможности незаметно, отёр рукавом халата лоб.
– Ну а здесь у нас кто?
И он повторил уже знакомые манипуляции со второй коробкой. Под колоколом сидел тощий серый в полоску кот и настороженно смотрел на учёного. Как только стеклянный купол был поднят, тот выгнул спину и зашипел. Тем не менее изловчившись, директор смог подхватить его и на вытянутых руках продемонстрировал аудитории.
– По той же традиции мы называем второй экспериментальный объект «Боб».
Когда животное было возвращено под колокол, а чёрный колпак водружён на место, директор подошёл к большой красной кнопке, смонтированной на отдельном возвышении.
– Сейчас я нажму эту кнопку, и мы узнаем, кого из наших объектов судьба и законы квантовой неопределённости оставят в живых...
Он откинул колпачок и вдавил красный упругий цилиндрик под раскаты «The Final Countdown». Бунзеновские горелки полыхнули пламенем.

И ничего не произошло. Когда чёрные коробки были сняты, Элис продолжала вылизываться, а Боб скалился на зрителей сквозь стекло. Под белоснежным халатом, под клетчатым пиджаком от «Армани», под шёлковой сорочкой по спине ручьями катился пот.
– Как видите, даже в самом простом эксперименте есть вероятность небольшого сбоя... К этому должен быть готов любой учёный... И этим мы хотим показать вам, как много в нашей работе зависит от случайности... от квантовой случайности... Требуется многократное повторение опытов, чтобы выведать у Природы её тайны...
Слава Богу, звукооператор догадался поставить «Show Must Go On». Снова вспыхнули бунзеновские горелки.
Результат был тот же.
– Незапланированный перерыв. В фойе вы можете выпить кофе и закусить крекерами. Нам необходимо проверить установку...
Установка была в порядке. Так же как и вчера, так же как и сегодня утром.
Из-под колоколов извлекли визжащего Боба и мурлыкающую Элис, и подсоединили к схеме обыкновенные лампочки. Директор нажимал кнопку дюжину раз. Лампочки успешно загорались. Загорались в случайном порядке. Всегда загоралась только одна. В конце концов, под колоколы положили химические детекторы. Один из них окрасился бурым цветом. Всё работало. Директор ругался и метал молнии. Вокруг него явственно пахло озоном.
Перспективы стать заместителем европрезидента по науке, и даже ближайшее переизбрание в должности стремительно превращались в несбыточную мечт. Кто же это смог с ним сделать? Кто мог подменить слайды? Кто мог в последнюю минуту заменить старого друга Альвареша на эту дуру Ковальски, которая может только хлопать глазами, от которой в решительный момент нельзя дождаться ни помощи, ни поддержки? Кто имел такие связи, чтобы пригласить саму госпожу Президента Евросоюза и выставить его перед ней на посмешище? Этот неведомый явно хотел свалить, его, директора ЦЕРНа. Но кто бы это мог быть – на этот вопрос у директора не находилось ответа.
Но установка была в порядке. Диверсии не было. «Объекты» вернули на место. Директор дал распоряжение вновь заводить людей.

Президент Евросоюза была мрачна. Она сама вызвалась присутствовать на этом шоу, когда в её плотном графике оказались свободными несколько часов. Ей хотелось лично пообщаться с администрацией ЦЕРНа, понять на что уходят огромные деньги. Ради чего масса людей дни и ночи напролёт проводят за экспериментальными установками и компьютерами, когда результаты исследований не приносят ни евроцента прибыли, и даже непонятны никому, кроме таких же фанатиков от науки. Её заместитель представлял директора как человека ответственного и взвешеного, теперь же она сама выставила себя на посмешище. Коенчно, телевизионщики покажут картинку в лучшем виде. Но в зале сидит больше трёхсот человек, и видит Бог, не самых последних людей Евросоюза. Они будут говорить... О, как они будут говорить! А говорить они будут о том, что госпожа Президент была совершенно беспомощна, и о том, что она совершенно не понимала того, что творится на сцене. Как ей хотелось бы заглянуть за кулисы этого фарса, направленного на то, чтобы свалить её на следующих выборах. И за это должен был кто-нибудь ответить.

Боб метался под стеклянным колпаком и не находил себе места. Он пытался кусать и царапать стекло, но оно было гладкое, скользкое. За время своего недолгого существования он уже потратил четыре свои жизни (дважды высоковольтные провода, автомобильный бампер и ливневая канализация), а сейчас ещё две пришлось использовать для спасения Элис. Сама же она, выросшая в приюте для брошенных хозяевами домашних животных, похоже, не догадывалась, что жизней у неё девять, и, уж точно, не умела этим пользоваться. Боб же, с младых когтей впитавший недоверие к этим двуногим существам с цепкими передними лапами, нисколько не сомневался в их упорстве и готовности довести начатое до конца. Но они,каким-то не очень ясным ему способом связали его жизнь с Элис. И теперь он истратит три свои оставшиеся жизни, погибнет сам, а вслед за ним погибнет и Элис. А память возвращала его в, казалось бы прочно забытое время, когда он был ещё слепым и беспомощным, а мама-кошка рассказывала ему про квантовую ткань Вселенной. И тогда он решился.

Директор нажал на кнопку.
И ничего не произошло. Потому что ничего уже не было.
Директор ЦЕРНа, представители общественности, нобелевские лауреаты и члены Нобелевского комитета, космический корабль «Альберт Эйнштейн», движущийся к Сатурну (сколько времени было потрачено на переговоры с американцами и русскими из-за одного только названия), даже госпожа Президент Евросоюза, и вся Вселенная исчезли.

Боб чувствовал себя странно. Поскольку пространства ещё не было, он был везде и нигде одновременно, хотя времени не было тоже. Он знал, что теперь предстоит самое сложное: вновь запутать распавшиеся квантовые нити (а кошки в этом мастера) и постараться сделать новую Вселенную хоть чуточку добрее. А пока, поскольку не было даже вечности, он мог наслаждаться своей странностью сколько угодно.
Вдруг каким-то чувством, вероятно, тоже квантовым, он ощутил Элис рядом и вместе с собой. Он также чувствовал каких-то других кошек и котов, но гораздо слабее. Они цеплялись и запутывали квантовые клубки (через миллиарды лет это назовут топологической пеной).
Элис ласково мурлыкала и тёрлась о его шёрстку (стохастические флуктуации), а он не имел ничего против, чтобы не ответить на этот очарованный зов. В конце концов (или в начале начал) он понимал толк в кошках.
Ритм нарастал, создавая первые квантовые моды (да-да, тот самый ультрафиолетовый предел), квантовая пена кипела, в ней появлялись ещё непрочные метрики, измерения скручивались в спирали, для описания которых не хватило бы слов, и распадались, и когда напряжение стало, казалось, невыносимым, наступил покой. Он, однако, оказался неустойчивым.
Пространство отделилось от времени и начало расширяться.
И через 300 тысяч лет стал свет.
У них впереди было несколько миллиардов лет, прежде чем, возможно, им снова потребовалось бы вмешаться. Вселенная была горяча и молода, и они спокойно оставили её развиваться по своим законам, оставив для себя наслаждение ею и друг другом. И у каждого из них снова было по девять жизней.

_________________
Но северный ветер - мой друг, он хранит все, что скрыто.


Share on FacebookShare on TwitterShare on RedditShare on VKShare on Google+
Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Коты Шрёдингера
СообщениеДобавлено: 28 окт 2014 12:56 
Не в сети

Зарегистрирован: 18 апр 2010 23:24
Сообщения: 163
Здорово!


Share on FacebookShare on TwitterShare on RedditShare on VKShare on Google+
Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Коты Шрёдингера
СообщениеДобавлено: 28 окт 2014 14:49 
Не в сети

Зарегистрирован: 31 мар 2011 19:03
Сообщения: 16138
В рамках саморефлексии: 5 дней 7 часов 36 мин.
Здорово, да:).


Share on FacebookShare on TwitterShare on RedditShare on VKShare on Google+
Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Коты Шрёдингера
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2014 15:12 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 апр 2010 09:30
Сообщения: 325
Откуда: СПб, Россия
Пасиб! :)

_________________
Но северный ветер - мой друг, он хранит все, что скрыто.


Share on FacebookShare on TwitterShare on RedditShare on VKShare on Google+
Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Topic attributes:

Найти:
Перейти:  
cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB